Какую модель децентрализации нужно закрепить в Конституции Украины?

Децентрализация государственной власти Проблема всех предыдущих конституций Украины в том, что рассматривались украинцами формально —  просто как атрибут государства. Главным в этих конституциях было лишь распределение полномочий  различных ветвей власти, фиксирование расклада политических сил и их влияние на государственную  власть.

Судя по указу Президента, политическая элита в очередной раз считает, что может взяться сразу писать  Конституцию. Ей не нужна ни философия желаемой структуры новой Украины, ни гуманитарная теория мировых процессов, ни футурологическое представление о модели мироздания на ближайшие несколько десятков лет.

По-видимому, гражданам Украины удобнее примерно каждые пять лет менять Конституцию страны, чем один раз подумать и написать Конституцию на сотню лет. Украинцам наверное не стыдно, что они существенно меняли Конституцию 1996-м, 2004-м, 2010-м, 2014-м, причем в 2010-м и в 2014-м просто играли двумя моделями политического устройства, не внося принципиальных изменений, а в 2011-м и в 2013-м еще и незначительные изменения вносили.

Книга конституция Украины

Возникновение идеи децентрализации стало вынужденной реакцией на обострение мирового конфликта государств, корпораций и общин, который в Украине приобрел характер вооруженного конфликта.

Идея децентрализации стала сегодня главной для конституционного процесса. Но до сих пор децентрализация остается предельно неопределенной идеей. Другими словами, несмотря на привлекательность слова, может даже понятия, философия децентрализации до сих пор отсутствует.

Украинским политикам, бизнесменам, экспертам и широкой общественности непонятно — зачем им децентрализация, какова ее цель, возможные проблемы, каковы будут промежуточные результаты, какой масштаб этого процесса и его последствия.

Децентрализация государстваПринципиальная возможность децентрализации

Создается впечатление, что децентрализация, по сути, является застенчивым признанием украинскими политиками федерализации на фоне потери Крыма и Донбасса.

Чем децентрализация отличается от федерализации?

Федерализацией является организация власти государства над своими субъектами, то есть центральной федеральной власти над местными властями. Федерализация в условиях унитарного государства начинается с образования протогосударств в составе государства, которое признает их как равные субъекты при распределении полномочий на основе предыдущих договоренностей. Создание ДНР и ЛНР закладывают условия для федерализации Украины, которую остальная Украина признавать не хочет.

В децентрализации традиционно понимается европейская традиция усиления самоуправления, когда государственные полномочия постепенно передаются от центра к территориальным общинам. Причем самоуправление осуществляется не на какой-то отдельной территории, а внутри самодостаточных общин, сел и городов.

В то же время процесс децентрализации, в условиях унитарного государства, на фоне гражданской войны, означает или ползучую форму федерализации, под давлением России и ЕС, или очень медленное восстановление правового статуса унитарного государства над мятежными территориями.

Возможна ли децентрализация без федерализации? Возможна, но для этого ДНР и ЛНР нужно предложить что-то более продвинутое, чем федерализация.

То есть, речь идет о том, что украинская элита должна предложить такую ​​модель построения государства, которая могла бы быть воспринята руководством мятежных республик, российскими добровольцами в ДНР и ЛНР, и даже украинскими беженцами из ДНР и ЛНР.

Способна ли наша украинская элита сегодня на это? Как мы видим – такой возможности нет. Среди украинских политиков нет единства даже в вопросах предоставления, органам местного самоуправления районов Донбасса, занятых ополченцами, определенных властных полномочий. Для получения такой способности, нужна принципиально новая философия государственного устройства.

Использование любых старых представлений приведет к федерализации Украины, особенно учитывая то обстоятельство, что Россия постоянно оказывает давление на территории ДНР и ЛНР, относительно вхождение их в правовое поле России.

Итак, процесс децентрализации Украины это в главной степени процесс философской и политико-правовой конкуренции Украины и России по ДНР и ЛНР.

Предварительно нужно длительное время на подготовительную теоретическую разработку философии децентрализации, еще год хотя бы на разработку модели территориальной организации общества. И только потом можно разрабатывать Конституцию. Причем, если к этой разработке не будут привлечены эксперты и политики ДНР и ЛНР, то смысл этого теряется.

Если же принять во внимание, что значительное количество населения нынешних ДНР и ЛНР исповедуют принцип «минимум ответственности, максимум выгоды», то эффективность децентрализации для ДНР и ЛНР стремится к нулю.

Итак, децентрализация — это для ответственных общин. Безответственные общины ДНР и ЛНР в процессе децентрализации, скорее всего, будут только отдаляться от Украины.

Более того без предварительно проведенного процесса деолигархизации, децентрализация это по сути — создание олигархических республик. Кроме «республики Ахметова» возникнет еще и «республика Коломойского». А там и другим олигархам захочется иметь свою республику, и они подтянутся к «дележке сладкого пирога».

Поэтому децентрализация возможна в условиях:

1) наличия философии нового мироустройства и политической модели общественного устройства на территории нынешней Украины;

2) полностью законченной войны;

3) полностью законченной деолигархизации.

До возникновения этих условий, децентрализация приведет к стихийной фрагментации Украины. В принципе это для будущего не так уж плохо, но означает разрушение экономики и ухудшение качества жизни на всей территории Украины в краткосрочной перспективе.

Сохранение квазиунитарного устройства (с потерянным Крымом и мятежным Донбассом) это единственный способ сохранения хотя бы нынешнего уровня. Любые стихийные децентрализации без выполнения выше предложенных условий означают потерю нынешнего состояния.

Децентрализация и федерализацияОчертание моделей децентрализации Украины

Децентрализация для всех это всего лишь красивое слово, о котором у разных политиков и различных экспертов имеются разные представления.

Можно привести несколько основных представлений децентрализации:

1) Сохранение статус-кво — квазиунитарная модель. Продолжение существования сомнительного статуса унитарной Украины с широким набором автономий — Крым, Донбасс, Республика Коломойского и т.д. Причем, у разных автономий может быть разный статус:

а) оккупированая Россией территория;

б) территория с особенностями самоуправления (мягкий вариант русской оккупации);

в) олигархическая автономия с признанием ограниченных полномочий центральной власти в Киеве.

2) Фрагментация страны из-за поражения в войне. Лишение центральной (киевской) власти каких-либо полномочий над территорией страны, то есть ликвидация государства как такового, и передача отдельных частей ее территории другим над государственным образованиям — ЕС и новой Российской империи.

3) Федерализация Украины — когда на разные ее части распространяется влияние тех же самых надгосударственных образований. Это мягкий или завуалированный вариант предыдущего представления.

4) Конфедерализации Украины — разработка сетевого договорного российско-украинского империализма и создание Украинской империи, которая способна присоединять новые территории (изменение субъекта экспансии и направления экспансии). Экспансия Украины, усиливается вследствие реформ и создания Балто-Черноморской зоны, как надгосударственного образования.

5) Олигархическая децентрализация. Расширение прав самоуправления, без предварительной деолигархизации, на всю территорию Украины, приведет к появлению «олигархических автономий» на всей территории Украины.

6) Общественно-военная децентрализация. Сеть стихийно возникающих самодостаточных общин с парамилитарными формированиями, которые имеют военный опыт и оружие. Эта сеть общин слабо конкурирует, как с центральной властью, так и с олигархически-корпоративной властью.

7) Радикальная деолигархизация и деетатизация территориальной организации Украины, которая приведет к принципиальному усилению сетевых общин, делегирует небольшой объем полномочий специализированным корпорациям и государственной власти, рассредоточенной по крупным городам — ​​Киев, Львов, Одесса, Харьков, Днепропетровск, возможно еще Донецк и Николаев .

Существуют также другие, промежуточные или комбинированные модели.

В то же время, большинство этих моделей построено на стихийно возникающих трендах. Они не связаны с философским и политическим мышлением.

Первая модель квазиунитарной Украины по факту уже невозможна, поскольку она стихийно самоуничтожается.

Вторая модель разрушения Украины остается возможной, пока война не закончена, а мир непродолжителен и ненадежный.

Третья модель классической федерализации невозможна, поскольку это временная реинтеграция Украины, то есть, в этом случае, влияние соседней России приведет, со временем, ко второй модели — разрушению Украины.

Четвертая модель конфедерализации Украины вероятна, но до сих пор универсального проекта обустройства страны и ее экспансионистских целей. То есть, слабая политическая элита и слабая центральная власть, не имеющая ни философии мироустройства, ни модели общественного устройства, делают эту модель маловероятной.

Пятая модель олигархической децентрализации является вероятной при условии экономического банкротства центральной власти и девальвации гривны. Олигархи тогда будут спасителями своих регионов.

Шестая модель милиарной децентрализации очень похожа на пятую, но субъектами здесь будут не олигархи, а региональные хунты. Эта модель очень вероятна, особенно если олигархи поддержат командиров региональных парамилитарных формирований против центральной власти.

Седьмая модель возможна, как результат специальных усилий, чтобы избежать второй, третьей, четвертой и пятой модели, при этом процесс интеграции парамилитарных формирований в структуру региональной защиты будет своевременным и продуманным. Седьмая модель возможна, как результат длительной, по меньшей мере, трехлетней работы (но начинать нужно уже сегодня).

Отличие федерализации от децентрализацииМодель сетевой децентрализации

Наиболее инновационной и перспективной является лишь седьмая модель. Она исходит из перспективы фрагментации государств мира и постепенного исчезновения монополий государств на инфраструктурные услуги. Но ее реализации будут препятствовать олигархи и центральная власть, которая до сих пор находится под их сильным влиянием. Тем не менее, именно эту седьмую модель стоит реализовать через Конституцию.

Краткие основные принципы этой модели.

  1. Единицей или главным субъектом, так называемой децентрализации, должны стать самодостаточные общины — села, поселки, города. Причем, прилегающая или охватываемая этими территориальными общинами, территория принадлежит украинской общине (в старом определении — украинскому народу).
  2. Самодостаточная община это община способна к:

а) самообеспечению;

б) самоорганизации;

в) самозащите.

  1. Самообеспечение означает, что общество обеспечивает себя полностью. А от государства и корпораций требует только инфраструктурных услуг на конкурентной основе. Разграничение между общинами и государствами — от 70% на 30% до 80% на 20%, то есть европейская норма. Таким образом, ликвидируется возможность коррупционного использования государственного бюджета и корпоративного хищения.
  2. Самоорганизация означает, что общество непосредственно способно нормировать свою жизнь, создавать координационные и организационные субъекты различного типа и, прежде всего, сетевого. Самоорганизация не должна распространяться на территории, она может распространяться на другие общины, не способные к самоорганизации.
  3. Самозащита — означает способность выполнять оборонные функции, включая функцию военной защиты территорий вместе с соседними общинами.
  4. Инфраструктурная политика основывается на достижении баланса интересов общин, корпораций и государства.
  5. Стратегия военной защиты, разработка современной военной техники и оснащения ею вооруженных сил возлагается на государство. Формирования народного ополчения существуют путем заключения отдельных соглашений самодостаточных общин с государством. То есть, нынешняя ситуация существования добровольного ополчения законодательно урегулируется. Парамилитарные формирования корпораций должны быть запрещены, за чем государство обязано следить очень внимательно.
  6. Несамодостаточные общины дотационно содержатся из госбюджета, если они имеют какую-то важную функцию (заповедники и т.д.). Другие несамодостаточные общины расформировываются или переходят в подчинение самодостаточных общин.
  7. Обмен сведениями между общинами создается экстерриториально, то есть это могут быть связи не обязательно с соседними общинами.

Итак, сеть общин создается функционально:

а) как разграничение самообеспечения между государством и обществом, и между различными общинами;

б) как сетевая самоорганизация (через сетевое управление);

в) как согласование инфраструктурной политики;

г) как сочетание самозащиты государственной армии и народного ополчения.

Эта модель впервые возрождает традицию Руси Новгорода и Киева, в России уничтоженную во времена Российской империи, а в Украине сохраненную, в том числе за счет Магдебургского права, которое существовало на территории Украины и Беларуси и не существовало в России (за исключением двух городов Себеж и Рославль).

Эта модель позволяет построить комплиментарную в ЕС систему самоуправления на территории нынешней Украины. Фактически это и есть децентрализация, которая имеет перспективу на ближайшие несколько десятков лет для Украины.

Aliexpress INT