Рабство XXI века

Рабство XXI века

Работорговля отнюдь не стала пережитком прошлого. Она обрела еще более жуткие формы, чем двести лет назад.

Этот криминальный бизнес давно уже превзошел доходы от торговли оружием или наркотиками, ведь пистолет или партию кокаина получится продать только один раз, а человека можно предлагать клиентам, пока он дышит.

Основные «горячие точки» на карте мира три. Это Румыния, Нигерия и граница Мексики с США. В них фиксируется 80% случаев торговли людьми. Например, в самой демократической стране мира техасские фермеры покупают себе жен, а также держат в рабстве невольников-мигрантов, которые работают на их плантациях.

Если в восточной Европе торговцы используют «метод любовника» или устройство на «хорошую работу», то в современной Нигерии стало хуже, чем было при белых колонизаторах . Нынешние работорговцы применяют магию джуджу.

Первичный рекрутинг сотен женщин и девушек нигерийской мафией проходит в Бенин-Сити, что в штате Эдо, откуда они попадают на сексуальные рынки Лондона, Осло, Рима, Москвы и Парижа.

Джуджу покоится на системе традиционных клятв, которые регулируются особым статутом (Oath Act). Они выступают своеобразным аналогом современных нотариальных процедур. Кроме того, ислам (распространенный в северных штатах) не воспрещает прибегать к джуджу немусульманам, а иные христиане — через пятидесятников — даже поощряют этот правовой механизм. Джуджу — не вуду. В его основе — договор-клятва, выступающий контрольным регулятором подчинения человека.

Обряд Джуджу

Обряд Джуджу

В результате, попытки сотрудников правоохранительных органов стран прохождения и прибытия разоблачить работорговцев блокирует этот магический комплекс, который обязывает жертв годами платить дань и молчать о своих обидчиках.

Заключаемые на год клятвы с возможностью «продления» — публичны, торжественны, скрепляются потусторонним Другим, жертвоприношениями богу Ологуну и т.д. Это сложная система, в которой клятва — лишь финальный акт обработки человека.

Отправка девушки за рубеж — спланированное действие акт семьи, главными вербовщицами выступают женщины («мадам»), подчас сами бывшие секс-рабыни, которые выплатили долг, наработали хорошие связи и хорошо понимают психологию своих жертв. При этом большинство этих «мадам» принадлежат к кругу знакомых родственников.

В ритуалах используют конфигурации символически и эмоционально нагруженных объектов, с помощью которых преступники легко нащупывают уязвимости и фантазмы жертв — менструальная кровь, нижнее белье, слюна, ногти, мыло (символ красоты), металлические безделушки (бог Огун), орехи-кола (верность). Юных девушек само принесение такой клятвы травмирует и обязывает. К тому же в наличии давление окружающих, так как в ритуале, как правило, присутствуют «женихи», братья, родители.

Нарушение клятвы чревато суровыми санкциями — стать бесплодной или умереть при родах, потерять семью и близких, впасть в безумие. Все это является страшным наказанием для забитых нигерийских девушек. При рекрутинге жертв обманывают, называя им размер долга в привычных найра (денежная единица Нигерии). В действительности в документах значатся суммы, которые доходят до €60 тысяч.

Нахождение нигерийских девушек под постоянным страхом снижает издержки работодателей. За славянскими, латиноамериканскими и восточноевропейскими проститутками надо постоянно присматривать, зато за нигерийками — нет.

При этом, сами «мадам» практикуют магию, чтобы стать «невидимыми» для полиции. Члены ОПГ — сутенеры, перевозчики, охранники публичных домов — тоже выполняют обряды, в том числе для психоэмоциональной стабильности жертв. Таким образом, нигерийки становятся самым лакомым куском для владельцев борделей, потому что от них не ждут обращений в полицию, свидетельств о сексуальном насилии и других неприятностей, так как они находятся под запретами джуджу.