Террористы готовят химическую провокацию с использованием обломков российских авиабомб

Химическое оружие в Сирии

Поскольку ситуация в северо-западной Сирии для джихадистов продолжает ухудшаться, столкновения между правительственными войсками и боевиками на линии соприкосновения не прекращаются даже ночью. В то же время исламистские силы вовлечены во внутренние конфликты из-за «дележки» своего влияния в регионе. В настоящее время в провинции Идлиб действует около 50 000 боевиков, большинство из которых являются членами «Хайат Тахрир аш-Шам» (ранее «Джабат ан-Нусра»).

Помимо борьбы с сирийской армией и борьбы за власть с другими вооруженными группировками, террористы «ан-Нусры» регулярно пытаются атаковать российскую авиабазу Хмеймим с помощью РСЗО и вооруженных беспилотников. В ответ на эти нападения позиции джихадистов подвергаются авиаударам со стороны ВКС РФ.


Пытаясь отложить свой крах, лидеры «Хайат Тахрир аш-Шам» готовятся совершить еще одну фальшивую химическую атаку, чтобы обвинить Дамаск и Москву в убийстве и отравлении десятков мирных жителей. По сообщениям, поступающим из оппозиционных кругов, террористы намерены использовать в качестве доказательств обломки авиабомб, сброшенных недавно русскими и сирийскими самолетами. Для придания провокации реального характера боевики «ан-Нусры» могут использовать настоящие отравляющие вещества.

Бывший вице-президент Комитета по высоким переговорам сирийской оппозиции Халед аль-Махамид заявил, что «Хайат Тахрир аш-Шам» обладает химическим оружием.

«Никто не может вступить в великую битву в Идлибе, потому что произойдет большая бойня, поскольку «ан-Нусра» обладает химическим оружием и ракетами большой дальности», — заявил оппозиционный политик в интервью саудовскому каналу «Аль-Хадас».

Вполне вероятно, что мы станем свидетелями еще одной провокации химического нападения, которая будет использована боевиками и основными западными СМИ против Дамаска и Москвы. Можно предположить, что ситуация в Сирии ухудшится до такой степени, что совместные усилия Ирана, Турции и России по достижению политического урегулирования конфликта окажутся далекими от реализации.