Французский спецназ нуждается в российской помощи

Французский спецназ нуждается в российской помощи

Французские спецназовцы нуждаются в российской военной помощи, чтобы провести эвакуацию из северо-восточной Сирии. Об этом заявил президент Института перспектив и безопасности в Европе (IPSE) Эммануэль Дюпюи в интервью агентству «Спутник».

Он уточнил, что военное сотрудничество между Россией и Францией должно стремительно развиваться, особенно учитывая ситуацию, сложившуюся в арабской республике после вывода США своих сил.

Необходимо более тесно взаимодействовать с Россией в создании новых схем обеспечения безопасности для Европы, — добавил Эммануэль Дюпюи.

Учитывая предыдущую политику Франции в отношении России журналист Спутника решил уточнить.

Некоторые могут быть удивлены ожиданиями Франции от России. Напомним, что, помимо того, что западные страны не захотели участвовать в Астанинском процессе, они постарались сделать так, чтобы эти переговоры провалились. Напомним также о враждебных заявлениях МИДа Франции и Елисейского дворца в отношении Москвы, когда Россия начала участвовать в боевых действиях в Сирии. Тогда же Франция заговорила о возможных санкциях против России. И сегодня Париж зовет Москву на помощь?

Эммануэль Дюпюи ответил: стратегический контекст сильно меняется. Эммануэль Макрон это прекрасно понимает. Он понял, что пришло время остановить ошибочную и обманчивую стратегию.

Мы попали в ловушку парадокса, который отражает суть нашего бездействия. У нас нет выбора. Мы должны встать на сторону того, кто может повлиять на президента Турции. Речь идет не о Соединенных Штатах, не о Германии, не о нас французах, а о России.

Франция всегда играла двойную игру в Сирии. Именно поэтому ее политика сейчас находится в полном противоречии со стратегической реальностью.

Ситуация меняется по двум причинам.

  • Во-первых, США нас больше не поддерживают.
  • Во-вторых, Соединенные Штаты решили позаботиться только о себе.

Если кто-то ведет двойную игру, то это не Франция, даже не Турция, а Соединенные Штаты, подитожил президент Института перспектив и безопасности в Европе.